В прошлой части статьи мы говорили о социально-экономическом положении населения Бессарабии, о том, как преследовалась Русская Православная церковь, да и вообще все, кто хоть чем-то отличался от румын по языковому, этническому или религиозному признаку. Сейчас мы рассмотрим процесс перехода Бессарабии под контроль СССР, или как утверждают румынские историки, начало «советской оккупации Бессарабии», (Всё таки название «Две оккупации» обязывает рассмотреть и такую версию событий).

Если рассматривать переход Бессарабии под контроль СССР именно как «советскую оккупацию», то логично предположить, что имела место военная интервенция, оккупационные войска сталкивались с сопротивлением со стороны населения, как в случае с «румынской оккупацией», были массовые расстрелы и гонения на национальные меньшинства, и так далее в духе поведения оккупационных войск.

Так «оккупация» или всё-таки «освобождение»?

Советский Союз 26 июня 1940 года предъявил Румынии требования относительно очищения территорий Бессарабии и Северной Буковины, оккупированных Румынией с 1918 года. На следующий день румынское королевское правительство приняло советские условия. С 28 по 30 июня советские войска занимали пространство между Днестром и Прутом.

Рассмотрим хронологию событий

В 1939 году Германия, Словакия и СССР напали на Польшу. После недолгих боевых действий произошел раздел Польских территорий между Германией, СССР, Словакией и Литвой. К СССР отошла Западная Украина и Западная Беларусь, что очень насторожило румынское правительство. В 1940 году Румыния в поисках защиты от возможной агрессии согласилась передать в пользование немцам свои месторождения нефти в Плоештах в обмен на политическую и военную защиту. За это немцы начали поставки трофейного польского оружия в Румынию.

Но на этом помощь со стороны Германии и ограничилась. И когда 8 февраля 1940 года румынские власти обратились к Германии относительно возможности агрессии со стороны СССР, то Риббентроп заявил, что немцев не интересует этот аспект положения Румынии, и что он исключает любую советскую агрессию.

Спустя месяц, 29 марта на сессии Верховного Совета нарком иностранных дел СССР В. Молотов сделал громкое заявление: «У нас нет пакта о ненападении с Румынией. Это объясняется наличием нерешённого спорного вопроса о Бессарабии, захват которой Румынией Советский Союз никогда не признавал, хотя и никогда не ставил вопрос о возвращении Бессарабии военным путём».

Безусловно Молотов слукавил, поскольку возвращение Бессарабии военным путём не только рассматривалось, но и активно готовилось. На границу с Румынией стягивали войска. К военной операции были привлечены силы трёх армий (5-й, 9-й и 12-й) в составе 40 дивизий, 14 бригад и различных частей усиления, общей численностью 460 тыс. человек, 12 тыс. орудий и миномётов, 3 тыс. танков, 2160 самолётов. Им противостояли примерно 450 тыс. человек с румынской стороны.

Между двумя армиями, стянутыми к границе происходили постоянные мелкие стычки и обоюдные обстрелы.

Так, 6 апреля замнарком внутренних дел комкор Масленников написал письмо в Народный комиссариат по иностранным делам СССР с просьбой повлиять на Румынию дипломатическим путём, так как с начала 1940 года по апрель того же года с румынской стороны было произведено 25 обстрелов советских пограничников, гражданских лиц, сёл и территорий.

9 апреля НКИД СССР послал румынским властям сообщение о том, что было произведено 15 обстрелов со стороны Румынии и румынскими войсками началось минирование мостов через Днестр.

В ответ на письма СССР, Коронный совет Румынии 19 апреля заявил, что не пойдёт на уступки СССР, и что он предпочитает военный конфликт добровольной передаче Бессарабии СССР. Также в мае король Румынии Кароль II объявил частичную мобилизацию войск и отправил в Берлин просьбу о содействии в сооружении «Восточного вала».

Несмотря на предыдущие заявления Риббентропа, Румыния продолжала надеяться на военную помощь Германии. Однако, 1 июня на германо-румынской встрече в Берлине Германия заявляет о нейтралитете в случае нападения СССР на Румынию. В тот же день румынская сторона выдвинула предложение СССР увеличить товарооборот, но оно было отклонено советской стороной. Также был улажен конфликт с советским самолётом, который залетел в румынское воздушное пространство на 62 километра.

Несмотря на это румыно-германские отношения в целом улучшаются. В Румынию, по принципу «нефть за оружие», немцы продолжают поставлять трофейное польское вооружение. Происходит милитаризация Румынии.

После заявления Германии «о невмешательстве в случае нападения СССР», Советский Союз уже открыто начинает стягивать войска к румынской границе. 10 июня войска 5-й12-й и 9-й армий под видом учебного похода начали выдвижение непосредственно на границу с Румынией. 12 июня генштаб РККА издал распоряжение об обеспечении перевозок войск Южного фронта на румынскую границу. 15 июня Черноморский флот СССР был приведён в боевую готовность.

А 23 июня Молотов заявил германскому послу Шуленбургу о намерении СССР в ближайшем будущем присоединить к себе не только Бессарабию, но и Буковину, ввиду проживания там украинцев. Также Молотов заявил, что советская сторона ожидает поддержки со стороны Германии в этом вопросе, и одновременно – обязуется уважать германские экономические интересы в Румынии. Шуленбург ответил, что это решение является для Германии полной неожиданностью, и попросил не предпринимать никаких решительных шагов до прояснения позиции немецкой стороны. Молотов заявил, что СССР будет ждать реакции Германии до 25 июня.

В тот же день Шуленбург передал Молотову заявление Риббентропа, в котором говорилось что «Германское правительство в полной мере признает права Советского Союза на Бессарабию и своевременность постановки этого вопроса перед Румынией…». Также в послании говорилось о неожиданности претензий СССР на Буковину и выражалось беспокойство за судьбу проживавших на этих территориях этнических немцев. Риббентроп также заявил, что «Германия остаётся верной московским соглашениям, будучи, однако, «крайне заинтересованной» в том, чтобы территория Румынии не стала театром военных действий. В этих целях, Германия, со своей стороны, выразила готовность оказать политическое влияние на Румынию с целью мирного решения «бессарабского вопроса» в пользу СССР».

26 июня Молотов вручил румынскому послу в Москве Георге Давидеску заявление советского правительства, в котором говорилось:

«В 1918 году Румыния, пользуясь военной слабостью России, насильственно отторгла от Советского Союза часть его территории — Бессарабию — и тем нарушила вековое единство Бессарабии, населенной главным образом украинцами, с Украинской Советской Республикой. Советский Союз никогда не мирился с фактом насильственного отторжения Бессарабии…

Теперь, когда военная слабость СССР отошла в область прошлого, Советский Союз считает необходимым и своевременным в интересах восстановления справедливости приступить совместно с Румынией к немедленному решению вопроса о возвращении Бессарабии Советскому Союзу.

Правительство СССР считает, что вопрос о возвращении Бессарабии органически связан с вопросом о передаче Советскому Союзу той части Буковины, население которой в своем громадном большинстве связано с Советской Украиной как общностью исторической судьбы, так и общностью языка и национального состава. Такой акт был бы тем более справедливым, что передача северной части Буковины Советскому Союзу могла бы представить, правда, лишь в незначительной степени средство возмещения того громадного ущерба, который был нанесен Советскому Союзу и населению Бессарабии 22-летним господством Румынии в Бессарабии.

Правительство СССР предлагает Королевскому правительству Румынии:

1. Возвратить Бессарабию Советскому Союзу.

2. Передать Советскому Союзу северную часть Буковины в границах согласно приложенной карте.

Правительство СССР выражает надежду, что Королевское правительство Румынии примет настоящие предложения СССР и тем даст возможность мирным путём разрешить затянувшийся конфликт между СССР и Румынией».

На следующий день, 27 июня, в Румынии была объявлена мобилизация. В тот же день Молотов заявил, что «в случае невыполнения советских требований (передачи Буковины и Бессарабии СССР) советские войска готовы пересечь румынскую границу». В течение всего дня близ Могилёва-Подольского самолёты румынских ВВС трижды нарушали воздушное пространство СССР и подвергались обстрелу погранвойск. Поздним вечером коронный совет Румынии оценил положение государства и решил выполнить требования Советского Союза – в течении четырёх дней оставить территории Бессарабии и Северной Буковины.

В это же время 6 миллионов агитационных листовок, отпечатанных для разбрасывания над румынскими войсками, были загружены в самолёты. Войска СССР были готовы к наступлению, завершив подготовку к операции на три дня позже срока. Войска 12-ой армии, находясь в Предкарпатье, развернулись на юго-восток. Штаб армии расположился в Коломые. Ему подчинялись 8-й , 13-й, 15-й , 17-й стрелковые корпуса и Армейская кавалерийская группа в составе 2-го и 4-го кавалерийских корпусов. Войска 5-ой армими развернулись под Винницей, их штаб находился в Дунаевцах. Со штабом в селе Гроссулово вдоль границы развернулась 9-ая армия.   В состав Южного фронта входили: 32 стрелковые дивизии; 2 мотострелковые дивизии;6 кавалерийских дивизий; 11 танковых бригад; 3 бригады ВДВ; 14 корпусных артполков; 16 артполков РГК; 4 артдивизиона общей численностью 460 тыс. человек, 12 тыс. орудий и миномётов, 3 тыс. танков, 2160 самолётов. Им противостояли примерно 450 тыс. человек с румынской стороны.

В ночь на 28 июня Бессарабский обком румынской компартии создал Бессарабский Временный Ревком, который обратился к населению с воззванием и призвал сохранять спокойствие и порядок. Утром повсеместно начали создаваться временные рабочие комитеты, дружины, отряды народной милиции. Они брали под контроль предприятия и другие важные объекты, защищая их от посягательств начавших отступление румынских войск.

Операция по занятию территории советскими войсками продлилась шесть дней.

Так можно ли назвать действия СССР оккупацией?

Скорее, всё-таки нет, чем да. Румыния сама, без боя, передала СССР территории, которые считала «своими», и на которых проживали граждане Румынии.

Правда, румынские историки утверждают, что на это были причины, что передача произошла не добровольно, а под угрозой военной интервенции со стороны более сильного противника, что Румыния, не нашедшая поддержки у Германии, практически наверняка проиграла бы, и СССР все равно захватил бы Бессарабию. Но эти отговорки звучат не убедительно.

Если всё же считать это оккупацией, то нужно с той же меркой подходить к передаче Болгарии – Южной Добруджи, в Венгрии – Северной Трансильвании.  Если рассматривать все эти вопросы в комплексе, то мы увидим в них немало общего. Во всех случаях речь идет о территориях со смешанным населением, которые очень трудно, почти невозможно  разделить «объективно». Вероятно, нужно говорить всё же о спорных территориях, которые отошли от Румынии по причине политической конъюнктуры, неблагоприятной в тот момент для Бухареста.  Северную Трансильванию после Второй Мировой войны Румынии вернули, и процесс её интеграции и примирения двух общин, румынской и венгерской, а также выстраивание  отношений в этом вопросе между Бухарестом и Будапештом было долгим и мучительным. Разбираясь объективно, на этом примере можно увидеть, что говорить об оккупации таких территорий не вполне корректно. Просто есть вопросы, которые не имеют однозначно хороших и однозначно справедливых решений. И – обратим внимание: в Бессарабии ещё до входа в неё частей Красной армии создавались отряды народной милиции, лояльные к ней.  То есть, часть населения ощущала свою близость к СССР – причем, и эта часть тоже была не вполне однородна: кто-то видел в этом возвращение России, кто-то приход интернационального «государства рабочих и крестьян».

Кроме того, если бы Румыния чувствовала себя «в своём праве» она бы сопротивлялась! Нет ну как это так, что же это за государство такое, которое отдает свою территорию со своим населением? Финны в условиях в разы худших – отбивались отчаянно, и хотя формально потерпели поражение, в действительности победили: после войны их оставили в покое и не стали устраивать в Финляндии социалистической революции, хотя такие планы первоначально и были.

СССР и имел численный перевес, он был не очень велик – общая численность советских войск готовых вторгнуться в Бессарабию составляла 460 тысяч, румынских – 450 тысяч. Безусловно, с техникой дела у Румынии обстояли гораздо хуже, чем у СССР, но она всё-таки была. Да и в случае военного сценария, советские войска оказались бы в крайне невыгодном положении, им бы пришлось форсировать Днестр, мосты через который были заминированы.   Не стоит забывать и про флот Румынии превосходивший как численно, так и качественно Черноморский.

Так что говорить о том, что шансов удержать Бессарабию у Румынии не было, нельзя. НЕ было воли к сопротивлению, потому что где-то в глубине сознания была мысль – ну вот, не совсем это наше. И не все жители так уж хотят быть румынами.

А почему так получилось? А это были плоды 23-летней политики в Бессарабии. И власти Румынии прекрасно понимали, что если 23 года обращаться с населением как с «недолюдьми» и вести себя как оккупант, то к тебе и будут относиться как к оккупанту. На практике это бы означало, что население региона в случае военного сценария оказывало бы поддержку советским войскам, а румынским наоборот всячески старалось «вставить палки в колёса».

Кроме того, румынские войска состояли в основном из граждан с территории старого Королевства, то есть полноценных граждан. Что ещё больше увеличивало пропасть между ними и местным населением. Да и терять полноценных граждан ради удержания Бессарабии, население которой хотя  формально и имело гражданство Румынии, но рассматривалось как «аборигены низшей расы», Бухаресту тоже не хотелось.

Что произошло с Бессарабией в составе СССР – другой вопрос, отдельный. Безусловно, нельзя говорить, что сразу с приходом Советского Союза всё население Бессарабии сразу стало жить лучше, получило 100% грамотность, и избежало репрессий. Но к нему относились на равных. И в отдельный «второй сорт» не выделяли.

Начало советского периода Бессарабии

В девять утра 28 июня 1940 года румынские пограничники начали покидать линию границы; первыми посты покинули солдаты постов на мостах через Прут в районе Залещиков, затем – мостов через Черемош и Снятынь. В это же время посол Румынии в Москве Давидеску передал В. Молотову следующий ответ Румынского правительства на последнее заявление Советского правительства: «Румынское правительство, для того чтобы иметь возможность избежать серьезных последствий, которые повлекли бы применение силы и открытие военных действий в этой части Европы, видит себя обязанным принять условия эвакуации, предусмотренные в советском ответе. Румынское правительство желало бы, однако, чтобы срок, предусмотренный пунктами 1 и 2, был продлен, принимая во внимание, что эвакуацию территорий было бы крайне трудно осуществить в течение четырех дней вследствие дождей и наводнений, которые попортили пути сообщения. Смешанная комиссия, учреждаемая в силу пункта 5, могла бы обсудить и решить этот вопрос. Имена румынских представителей в этой комиссии будут сообщены в течении дня», Молотов отклонил просьбу об отсрочке эвакуации – и в час дня советские войска начали продвижение вглубь Бессарабии.

Продвигались советские войска практически без стрельбы – тем более, что, поскольку военного конфликта не произошло, было принято решение ввести в Бессарабию лишь часть развернутой группировки. От 12-й армии границу перешли в первом эшелоне 4-й кавкорпус с 23-й танковой бригадой, 2-й кавкорпус с 5-й танковой бригадой, во втором эшелоне – 60-я, 58-я, 131-я стрелковые и 192-я горнострелковая дивизии. От 5-й армии в пределы Бессарабии вторглись: в первом эшелоне – 36-я, 49-я танковые бригады, во втором – 80-я, 169-я стрелковые дивизии. От 9-й армии в «Прутском походе» приняли участие 5-й кавкорпус, 4-я танковая бригада, 15-я мотострелковая дивизия в первом эшелоне, 95-я, 25-я, 74-я, 140-я стрелковые дивизии – во втором.

 

К исходу дня 28 июня русские заняли города Черновцы, Бендеры, Бельцы, Кишинев и Аккерман.

 

Утром 29 июня в район города Болград (это на самом юго-западе Бессарабии) был выброшен советский воздушный десант – с 99 самолетов ТБ-3 было высажено 1372 парашютиста 204-й воздушно-десантной бригады. Десантники заняли город Болград, железнодорожную станцию Троянов Вал и двинулись на дунайский порт Рени – который и захватили на рассвете следующего дня.

 

Утром 30 июня 201-я воздушно-десантная бригада захватила город Измаил – десантники были частью высажены посадочным способом, частью – сброшены с парашютами. На следующий день бойцы этой бригады заняли Кагул – окончательно завершив выход советских войск на новую границу.

 

В целом занятие Бессарабии прошло достаточно быстро – хотя и не без некоторых проблем. Часть румынских частей, не успевших к назначенному сроку к переправам через Прут, была разоружена – советскими трофеями стали 52704 винтовки, 4480 пистолетов, 1071 ручной и 346 станковых пулеметов, 40 минометов, 258 орудий, 15 млн.патронов, 54309 гранат, 16907 мин, 73302 снаряда.

В кратчайшие сроки СССР начал создаваться новые органы власти. 3 июля были образованы 9 комитетов компартии. К 10 июля действовали около 1100 сельских, 25 городских и поселковых, 54 волостных и 6 уездных исполкомов Советов депутатов трудящихся, куда вошли более 8 тысяч человек.

 

8 июля 1940 года пограничные отряды НКВД (7 отрядов в составе 120 погранзастав) приступили к охране новой советско-румынской границы. Бессарабский поход РККА был завершен. СССР получил территорию площадью 50 762 кв. км с населением 3 776 тыс. человек, граница была отодвинута на запад на 100-150 километров.

Депортации и репрессии

Весной — в начале лета 1941 года c территорий, вошедших в состав СССР в 1939—1941 годах, началась депортация «нежелательных элементов». В Молдове (с Черновицкой и Аккерманской областями УССР) депортации начались в ночь с 12 на 13 июня. Депортировались только «главы семей», которых вывозили в лагеря военнопленных. Также существовали ссыльнопоселенцы – люди, высланные в отдалённые районы страны, без каких-либо судебных процедур. Ссыльнопоселенцы из этого региона были высланы в Казахскую ССР, Коми АССР, Красноярский край, Омскую и Новосибирскую области. Общая оценка числа ссыльнопоселенцев из Молдавии во всех регионах расселения составляет 25 711 человек в 29 эшелонах. Суммарное число депортированных, обеих категорий приводится в докладной записке замнаркома госбезопасности СССР Кобулова Сталину, Молотову и Берии от 14 июня 1941 года и составляет 29 839 человек.

Может показаться, что депортации это «гуманная» мера борьбы с инакомыслием, однако это не так. Времени на сборы давали от одного до трёх, иногда до шести часов. С собой разрешали взять имущество весом от ста до нескольких сот килограммов, обязательно – тёплые вещи, запас продуктов и сельхозинструменты. Людей погружали в вагоны и несколько недель везли в неизвестные, чужие места. Многие из депортированных не выжили.

Значение передачи Бессарабии СССР

Передача Бессарабии СССР имела большое значение как для этих двух государств, так и для современной Молдовы и Украины. В результате операции была занята территория площадью 50 762 км², на ней проживали 3 776 000 человек. Румыния лишилась 17 % (из 295 649 км²) своей территории и 18,9 % (из 19.9 млн) населения. Экономике не был нанесён ощутимый удар. Вклады румынских предпринимателей в развитие Бессарабии были ничтожны, так как те ещё с 1920-х годов предполагали, что Бессарабия отойдёт к СССР, и не хотели терять инвестированных в неё капиталов.

Одновременно с этим Румыния, в результате второго Венского арбитража и Крайовского мирного договора, потеряла, соответственно, Северную Трансильванию, которая отошла к Венгрии, и Южную Добруджу, возвращённую Болгарии. Гитлер этим воспользовался, использовав все три кризиса для усиления влияния Германии в Румынии. Такие значительные изменения границ настроили общественное мнение Румынии против короля Кароля II. Это привело к государственному перевороту, устроенному «Железной Гвардией», приходу к власти Иона Антонеску и усилению прогерманских настроений.

После отречения Кароля II от престола в пользу своего сына Михая I в стране установилась фактическая диктатура маршала Иона Антонеску, который подписал протокол о присоединении Румынии к Тройственному пакту. Впоследствии Румыния выступила на стороне стран Оси в войне против СССР. Кроме того, страна впала в финансовый кризис, а «Железная Гвардия» начала проводить политику террора.

Для СССР присоединение Бессарабии и Северной Буковины тоже сыграло важную роль. СССР расширил свои владения на черноморском побережье, при этом ослабив Румынию – своего потенциального соперника в Юго-Восточной Европе. Большое значение имел выход к важнейшей судоходной реке Европы — Дунаю и создание на нём Дунайской флотилии.

 

Продолжение следует…

 

 

 

Share
 

Добавить комментарий